К маме

10 декабря 2016 - mayak
К маме
Ирина приехала в город своего детства рано утром. На маленькой железнодорожной станции московский поезд стоял всего минуту. Ира ловко соскочила с подножки тёплого, пахнущего углём и едким дымом спящего вагона на низенькую, обледенелую платформу. Оглядевшись, с грустью отметила, что она стоит одна перед вокзалом. 

Было раннее утро, и синяя тьма полностью закрывала мартовское небо. Город ещё спал в объятьях тишины. Редкие уличные фонари казались рассеявшимися вдали светлячками. Ни лая собак, ни мычания коров, ни работы двигателей пока не было слышно. Вдалеке тепло светились небольшие оконца отдельных домов с робко поднимающимися над трубами первыми дымами. На улице никого не было, но от предвкушения долгожданной встречи с мамой Ирина ничуть не смутилась таким утренним одиночеством. Наоборот, от знакомого пейзажа сердце девушки билось всё сильнее и сильнее, отчего и бежала она по подмерзшей улице всё быстрее и веселее. 

Несмотря на ночной заморозок, в воздухе уже давно вовсю пахло весной, и это придавало Ирине сил после бессонной ночи, проведённой в вагоне. Наконец, увидев вдалеке реку и облегченно вздохнув, она ещё быстрее побежала кратчайшей дорогой по направлению к крутому берегу. 

Маленький старинный городок, в который переехала мама Ирины после смерти её родителей, располагался на двух высоких берегах в верховье красавицы Волги. С реки берега выглядели как два величественных, сказочных, белокаменных кремля. Вот только моста между ними не было. 

В давние времена город существовал в виде двух разных маленьких городков, которые при Советах объединили. Но мост всё же не построили — не считали нужным, так как промышленный район города находился как раз со стороны железной дороги. Вот так исторически и сложилось, что старинный городок объединялся и разделялся Волгой. 

При этом водителям, чтобы добраться в другую часть города на автомобиле, приходилось делать крюк почти в 80 километров через областной центр. Но это происходило в межсезонье. Летом же жители города активно пользовались лодками и большим паромом, а дождавшись зимы, привычно перебирались на другой берег по окрепшему льду. 

Ира уже больше года не виделась с мамой. Жила она далеко и всё реже и реже выбиралась повидать овдовевшую мать в её маленьком домике на высоком берегу реки, куда она сейчас так спешила. 

Вот уже и Волга. От каждой улицы к ней спускалась обледеневшая дорожка с уже порядком подтаявшим по обеим сторонам снегом. Она маняще, смело убегала по льду на другой берег. Русло в верховье реки хоть и не такое раздольное, как в низовье, но достаточно широкое. Не помня себя от радости, что вот-вот, ещё чуть-чуть — и она обнимет свою дорогую маму, Ирина уверенно зашагала по накатанной дороге на другой берег. 

Небо на востоке начинало постепенно светлеть. Послышались звуки просыпающегося города. Теплый весенний ветер прогонял запоздалый ночной заморозок. Снег под её быстрыми ногами был уже сырой, а кое-где и вовсе стояла вода. Ноги девушки стали всё больше промокать. А местами Ире и вовсе приходилось перепрыгивать через огромные лужи или даже обходить широкие полыньи... 

И в какой-то момент она вдруг поняла, что под ногами уже не твёрдое ледяное поле, а большие подвижные куски серого льда. Кровь застучала в висках. Оглянувшись, Ирина поняла, что находится примерно на середине русла реки. Возвращаться назад не было смысла, и она, осторожно проверяя перед собою лёд, начала медленно продвигаться к приближающемуся берегу. Несколько раз льдины под её ногами начинали разъезжаться, и она падала, набирая в высокие сапоги воду. Полы её длинного, тяжелого зимнего пальто совсем промокли, сумка с гостинцами осталась далеко позади, а она, не помня себя от страха, отчаянно перепрыгивала со льдины на льдину. Сердце её, казалось, вот-вот вырвется из-под распахнутого настежь пальто, а в голове, словно птица, билась лишь одна мысль: «Мама не переживёт горя со мною! У неё совсем больное сердце...» 

Так с мыслями о ней, о своей дорогой, старенькой маме, не помня себя и уже не разбирая дороги, металась Ира по растрескавшемуся льду, пока не провалилась по пояс в ледяную воду. Но в этот момент она почувствовала под ногами твёрдое дно и поняла, что спасена. Девушка медленно выползла на берег и из последних сил пошла к заветному дому. Постепенно она успокоилась, и всё ощутимее стали проявляться усталость и озноб.

Когда она дошла до желанной калитки, уже почти рассвело. Кое-где слышался лай собак, весенний воздух вовсю разбавлялся горьковатым дымом, и во многих окнах горел тёплый, манящий свет. Тёмными были лишь окна её маленького дома. 

Калитки и двери в ту пору ещё не было принято запирать от людей. Она быстро прошла через двор и, боясь разбудить или напугать маму, тихонько отворила дверь в сени. Было тихо, но из узкой щели в темноту сеней тонким лучиком струился слабый, желтоватый свет. Ира приоткрыла дверь. 
Мама сидела около стола на стареньком табурете, склонив голову над какой-то книгой. 

Облегчённо вздохнув, она как можно более спокойно сказав: «Здравствуй, мама!», переступила высокий порог, да так и опустилась на него.
 

Ирина ВОЕВОДИНА.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Авторизация

Логин:
Пароль:
Забыли пароль Регистрация